.RU

2 Тесты внушаемости - страница 10



Истоки эмпатического течения: Ференци

Небесполезно в этой связи напомнить в нескольких словах долгую историю отношений гипноза и психоанализа. Последний происходит из первого; как уже отмечалось, Фрейд, использо­вавший гипноз в своей практике в течение нескольких лет, оста­вил его, с тем чтобы создать психоанализ. В 1904 г. он заявит: «Около 8 лет назад я прекратил лечебное применение гипноза (за исключением отдельных экспериментов)» [Freud, 1953, р. 13]. Немецкие историки из Тюбингенского университета Fichtner и Hirschmuller обнаружили, что в одном из писем (которое не да­тировано, но, вероятно, относится к 1910 г.) Фрейд советует сво-

163

ему коллеге попытаться применить гипноз одной больной, но только с целью обеспечения податливости в психоанализе [Fichtner, 1988, pp. 405-416]. Авторы предполагают, что письмо адресовано одному из видных учеников Фрейда Paul Federn. Они добавляют, что лечение гипнозом рекомендуется Фрейдом еще более решительно в других его письмах к Paul Federn. Кроме того, мы получили от сына Paul Federn, Ernst Federn, сообщение о двух письмах, в которых Фрейд советует прибегнуть к гипно­зу. В одном из них (от 8 июня 1909 г.), в котором речь идет о больном истерией, он ратует за лечение гипнозом или психо­анализом. В другом (от 5 мая 1919 г.), касающемся пациентки с контрактурами, Фрейд предлагает: «во-первых, легкий местный массаж («effieurage»1), во-вторых, гипнотический сон (без тера­певтического внушения)». Federn сообщил нам также, что в 20-х годах его отец использовал гипноз для снятия у актеров страха перед выходом на сцену. Кроме того, известно, что в Институте психоанализа в Берлине гипноз практиковали до 1930 г. [Fenichel, 1983].

Мотивы отказа Фрейда от гипноза известны: негипнабель-ность многих больных, подмена этиологического лечения, рацио­нальный характер, обусловленный определенным истолкованием, симптоматическое лечение, основывающееся на эффективности, которая является неконтролируемым элементом. К этому вопросу мы еще вернемся. Как бы то ни было, связь между гипнозом и пси­хоанализом впоследствии выпала из поля зрения психоаналитиков, которые вырыли настоящий гносеологический ров между ними, полагая, что таким образом выражают свою верность Фрейду, и категорически отвергая гипноз как в своей практической деятель­ности, так и в теоретических исследованиях. Возможно, такая по­зиция объясняет то обстоятельство, что большинство психоанали­тиков в Соединенных Штатах, несмотря на большой интерес, ко­торый представляют указанные нами выше работы, не проявили к ним серьезного внимания. В 1959 г. Gill и Brenman приписывали отказ своих коллег от гипноза «возрастающему желанию перестать быть уклоняющимися бунтарями, чтобы вернуться в ряды респек­табельного аналитика и своих учителей» [Gill, Brenman, 1959, p. 372]. Именно поэтому они не осмелились непосредственно заняться

1 В тексте у Фрейда на французском языке.

164

проблемой сохранения гипноза в психоанализе или, если пользо­ваться замечанием Gill, можно сказать, что «скелет остался в шка­фу»1.

Однако в Соединенных Штатах в догме, согласно которой анализ должен пользоваться только когнитивными средствами (ин­терпретация, осознание), давно уже пробита брешь. Действитель­но, начиная с 60-х годов Mahler, Kohut, Searles подчеркивали важ­нейшее значение объединяющих, симбиотических, преэдиповских связей между матерью и грудным ребенком. Эту точку зрения тог­да разделяли некоторые английские авторы (например, Balint, Bowlby, Masud Khan, Winnicott), которые добивались аналогичных результатов, особенно при психоаналитическом лечении погранич­ных состояний, а также больных с психозами. Расстройства у та­ких больных связаны с аффективной недостаточностью, имевшей место в раннем детстве, и терапевт старается устранить это путем установления с пациентом эмпатических отношений, т. е. интен­сивное эмоциональное общение (например, в форме «holding», ис­пользуемый Winnicott), что явно противоречит правилу умеренно­сти, или нейтралитета, предписанному Фрейдом своим ученикам в начале существования психоанализа. Названные авторы тем не менее остаются психоаналитиками. Можно подумать, что в иные времена лечили с меньшей обходительностью. Пример Ференци свидетельствует об этом.

Шандор Ференци, действительно, был одним из первых, кто поставил под сомнение первостепенную роль интеллектуальных основ лечебного процесса. В 1924 г. он совместно с Otto Rank опуб­ликовал книгу, в которой обсуждалась «взаимосвязь теории и прак­тики». В свое время уже было отмечено, что достигнутые в про­цессе лечения результаты зачастую не соответствуют тому, на что позволяла рассчитывать данная теория. Авторы объясняют такой пробел «фанатизмом в интерпретации», поскольку «прерывание» нормального курса анализа серией формальных объяснений мо­жет удовлетворить как врача, так и пациента, однако оно ничего не меняет в сексуальном поведении последнего [Ferenczi, Rank, 1924, p. 40].

«Слишком хорошим знаниям аналитика» Ferenczi и Rank про­тивопоставляют «Erieben», жизненный опыт. Таким образом, они ратуют за то, чтобы пациент «повторял целые фрагменты своей эво-

1 Из переписки Gill — Chertok (08.09.83 г.).

165

люции... фрагменты, недоступные воспоминаниям». Такое пере­живание прошлого обязательно принимает ярко выраженный аф­фективный характер, вовлекает пациента и терапевта в такую фор­му эмоционального общения, о которой подозревал Фрейд (и о чем он предупреждал авторов). Но они пошли гораздо дальше, желая с помощью гипноза сделать поворот в аналитическом лечении. Точ­нее, они полагали, что при условии «полного понимания природы гипнотической связи с врачом» станет возможным иное использо-1 вание гипноза в анализе, без опасений оказаться неспособным «от­резать пуповину», связывающую пациента с терапевтом. Эта воз­можность восстановления гипнотерапевтических или других суг­гестивных методов, вероятно, стала бы конечной точкой (Schlusstein) той эволюции, к которой идет и, по нашему мнению, должно идти упрощение аналитической техники. Авторы считают, что надо «за­менить интеллектуальные процессы аффективными переживания­ми».

Но эти соображения о гипнозе более всего тревожили Фрей­да и вызывали его недомолвки относительно книги. Действитель­но, он не смог бы критиковать такую позицию, не вступив в проти­воречия с самим собой, так как в 1918 г. на конгрессе в Будапеште предполагал, что в дальнейшем можно будет снова использовать гипноз в психоанализе. Ferenczi также имел в виду перспективу будущего (и довольно отдаленного), поскольку возвращение гип­ноза в аналитическую практику он обусловливал его теоретичес­ким объяснением. Конфликт между Фрейдом и Ференци, впрочем, на этом не заканчивался, так как последний, не дожидаясь, пока до конца выяснится природа гипнотической связи, вновь ввел гипноз (по крайней мере эпизодически) в свой неокатартический метод [Ferenczi, 1982, р. 82-97]. В конечном счете, хотя Ференци фор­мально не был исключен из Общества психоаналитиков, он ока­зался все же отстраненным от анализа и чувствовал себя как бы вне его.

Нововведения психоаналитиков-эмпатистов явно располо­жены на пути, открытом Ференци. Однако они не упоминают его имени (за исключением Balint, его последователя, который воздает ему должное). На такое положение указывал Cremerius: «Ференци для многих стал карьером, из которого они добывают материал для своих «новых» строений, часто не указывая, отку­да они черпают свои находки, что компрометирует весьма изве-

166

стную порядочность Науки» [Cremerius, 1983, р. 1006]. Дело в том, что Ференци остался для многих неким злопыхателем из-за своего стремления реабилитировать гипноз.

1937 г., или конец иллюзиям

Между тем этот образ Ференци на самом деле не соответ­ствует образу, созданному Фрейдом. Хорошо известно, что Фрейд кончил тем, что в 1931 г. порвал со своим учеником, оставив за собой последнее слово в этом споре, восстановившем их друг про­тив друга. Но двумя годами позже (в связи со смертью Ференци) Фрейд воздал ему должное, предсказав, что история психоанализа его не забудет. Позднее, в 1937 г., в статье «Анализ с концом и ана­лиз без конца» он представил отчет деятельности аналитика, где, возвращаясь к вопросу, некогда дискутировавшемуся с Ференци, занял позицию, не столь уж далекую от той, которую раньше оспа­ривал. Разумеется, он вновь подтвердил, что «терапевтический эффект связан с искусством осознания того, что в «этом» (в наибо­лее широком смысле) подавлено»; терапевт здесь действует с по­мощью «истолкования и созидания», но (как добавляет Фрейд) «мы поясняем не для пациента, а для себя, пока «я», оставаясь при­верженным предшествующим защитным механизмам, не прекра­тит сопротивления» [Freud, 1953, р. 154].

Выводы, сделанные в статье, довольно пессимистичны. Анализ слишком часто заканчивается неудачей. «Конституцио­нальная импульсивная сила и неблагоприятное изменение «я», возникшее в процессе защиты, являются теми факторами, кото­рые не содействуют проведению анализа и могут увеличивать его продолжительность, заводя в тупик» (см. с. 236). Далее Фрейд напоминает, что гипноз представляется «отличным средством» для уменьшения продолжительности курса лечения. И несмот­ря на то что ему пришлось отказаться от гипноза (о причинах отказа он не упоминает), он отмечает (см. с. 245): «До сих пор не найдена замена гипнозу, и с этой точки зрения понятны тера­певтические усилия, к сожалению, бесплодные, на которые по­тратил последние годы своей жизни такой мастер анализа, как Ференци». Фрейд не уточняет, какие именно «терапевтические усилия» Ференци он имеет в виду. Но поскольку они имели ме­сто в «последние годы жизни», то можно полагать, что они со­ответствуют его попыткам ввести весомую долю эмоциональ-

167

ности в процессе лечения вплоть до включения гипносуггестив-ных элементов, как в неокатартическом методе. После осужде­ния этих усилий Фрейд, вероятно, сожалеет, что они не увенча­лись успехом. Впрочем, точность последнего предположения сомнительна. Верно, что данные методы не позволяли оценить полученные результаты, но не следует забывать и то, что Ферен-ци сумел приобрести блестящую репутацию психотерапевта.

Фактически Ференци хотел пересмотреть процесс гипно­за, вернуться к гносеологической пропасти, возникшей между гипнозом и психоанализом, осуществить перспективу, намечен­ную Фрейдом в 1918 г., относительно их связи в психотерапии будущего. Поскольку такая попытка была осуждена, никто в те­чение длительного времени не осмеливался вернуться к этому. Психоаналитическое общество остерегается того, что осужде­но. Понадобилось более 40 лет, чтобы стать свидетелем возрож­дения гипноза [Chertok, 1984]. Оно произойдет во Франции, в той стране, где гипноз пережил период расцвета (свой «золотой век») в конце прошлого столетия, чтобы затем прийти к столь же необычному закату.

Первые признаки возрождения

Первые очевидные проявления возрождения интереса к гипно­зу относятся приблизительно к 1980 г., однако необходимо уточнить, что этот процесс начался гораздо раньше, с публикации одной статьи в 1953 г. (появившейся вслед за сообщением, упомянутым в конце главы 1). Речь идет о больной С. (см. наблюдение 7). В конце 1949 г. в качестве ассистентов мы оказались в психиатрической больнице Виль-жюиф в Центре психосоматической медицины (первый центр такого рода по Франции). Одновременно мы участвовали в дидактическом анализе. Результат, достигнутый нами при помощи увиденного нами несколько лет назад метода, применявшегося одним из наших про­фессоров (из Вены), поставил перед нами наиболее волновавший нас вопрос. Благодаря чему удалось устранить амнезию у нашей пациен­тки? Не было ни осознания, ни интерпретации, ничего из того, что, согласно настоящей психоаналитической доктрине, было бы способ­но вызвать изменение. С некоторой надеждой получить разъяснения мы сообщили об этом эпизоде нашему аналитику, которым был Жак Лакан. Но нам пришлось разочароваться, ибо мэтр, ничего не отве­чая, продолжал чаепитие.

168

С тех пор мы прибегали к гипнозу каждый раз, когда это пред­ставлялось полезным для больного. После того как в I960 г. мы поки­нули психиатрическую больницу Вильжюиф, мы создали отделение психосоматической медицины в Институте психиатрии La Rochefoucauld. Это отделение в 1972 г. стало (под нашим руковод­ством) Центром Dijerine, к которому была присоединена лаборатория гипноза.

В 1954 г. мы закончили свой дидактический анализ. Нескольки­ми годами позже мы провели ряд дополнительных анализов с S. Nacht, три анализа с контролем. Таким образом, мы имели «cursus clos» и, став стажерами, могли претендовать на членство. Однако это назна­чение без конца откладывалось по неизвестной нам причине. Нам она стала известна лишь в 1974 г., когда в ходе одной беседы видный член Общества психоаналитиков Парижа J. Finkelstein дал нам понять, что мы вступили на путь ереси.

Мы можем сказать, что в течение 20 лет во Франции только мы не считали гипноз «пройденным этапом», не представляющим ника­кого интереса; наоборот, мы полагали, что он открывает многообеща­ющие перспективы как для научных исследований, так и для практи­ческого применения в различных областях. Как когда-то Жане, мы рассматриваем его закат как «сиюминутную случайность... в истории психотерапии», вместе с тем признавая, что затмение оказалось про­должительным. Между тем с момента создания нашей лаборатории гипноза ряд опытных психологов и психоаналитиков сотрудничали с нами в проведении экспериментов. Среди первых мы отмечаем Michaux, защитившего диссертацию на тему «Экспериментальные и клинические аспекты гипноза». Вновь рассмотрев феноменологию гипноза, он выделил четыре основные формы, напоминающие описа­ния, сделанные когда-то Шарко. По его мнению, они соответствуют вторичному появлению архаических форм структур сознания и пове­дения. Из психоаналитиков следует, в частности, отметить Palaci (1982), который на основе последних достижений психоанализа представил в новом свете практику гипноанализа. Уже в начале существования нашей лаборатории в ней организовывались встречи ученых, веду­щих исследования в различных областях науки, с целью обсуждения и сопоставления разных точек зрения на гипноз (мы продолжили их, начиная с января 1987 г., в форме семинаров в Maison des Sciences de l'Homme). Отметим также, что мы создали двухгодичные курсы по обучению гипноза для врачей, психиатров, психотерапевтов, пси­хологов и психоаналитиков.

169

Здесь можно усматривать «начало конца» затмения, однако надо добавить, что оно оказалось продолжительнее, чем мы предполагали. Чем объясняется такое сопротивление гипнозу в научных кругах? Оно имеет давнюю историю, и мы рассматривали его в исторической пер­спективе в работе «Рождение психоаналитика», опубликованной в 1973 г. вместе с Raymond de Saussure. Возвращаясь к осуждению месме­ризма Королевской комиссией [Rapports, 1784, pp. 21-26], мы показа­ли, что, хотя официально сопротивление было мотивировано несуще­ствованием магнетических флюидов, оно имело и другую причину, о которой сообщалось только в тайном отчете: животный магнетизм «опасен для нравов», поскольку пациенты в кризисе проявляют при­знаки сексуального возбуждения. В действительности не у всех паци­ентов отмечалось подобное состояние, которое к тому же нельзя рас­сматривать как гипнотическое, но только как результат физической близости между врачом и больными противоположного пола.

Но как бы там ни было, страх перед сексуальностью, связанной с гипнозом, продолжается; его разделял даже Фрейд. Среди других мотивов, по которым он оставил гипноз, Фрейд выделяет наличие в нем эротических элементов (тогда как в отношениях аналитика и па­циента это нейтрализуется благодаря перенесению). Однако позже Фрейд был вынужден заявить, что гипнотическая связь не имеет сек­суального характера. Эта точка зрения, как мы увидим далее, была подтверждена работами этологов. Но предубеждению против гипно­за имеются и другие объяснения, в частности, мнение, согласно кото­рому пациент теряет свою волю и подчиняется даже самому экстрава­гантному приказанию гипнотизера. Выяснению источников столь не­благоприятного представления о гипнозе могло бы способствовать широкое исследование, включающее исторические, психологические и социологические аспекты; определенные шаги в этом направлении были сделаны в работе «Рождение психоаналитика».

Гипноз — предмет междисциплинарных исследований

В 1979 г. мы опубликовали «Незнание разных „пси"». Речь шла о том, чтобы, основываясь (наряду с остальными) на данных об анал-гезии и везикации, достигнутых с помощью гипноза, поднять фунда­ментальные вопросы, возникшие в ходе этих экспериментов. Вопро­сы, на которые существующие сегодня психотерапевтические теории (в частности, психоанализ) не дают ответа. Это намерение, по-види-

170

мому, не было в достаточной мере понято, если судить по тому молча­нию, с каким оно было принято. Однако определенно есть и два ис­ключения:

Octave Mannoni сообщил нам, что он рассматривает гипноз как «революционную феноменологию»'. Francois Roustang признает нашу заслугу в том, что мы вновь открыли книгу гипноза, что, по его сло­вам, «вовсе не пустячное дело в то время, когда психоанализ, казалось бы, окончательно похоронил его» [Roustang, 1983, р. 1192]. Он сам несколько раньше, в 1978 г., высказывал идею, что анализ может быть не чем иным, как «продолжительным внушением [Roustang, 1978, р. 69-192] или сотканной нить за нитью симбиотической тканью, в кото­рой элементы бессознательного постепенно включаются в бессловес­ную коммуникацию под прикрытием речевого анализа». Но эти воп­росы также не вызвали особого отклика.

Только в 80-е годы появились заметные изменения. Нельзя ска­зать, что психоаналитики отказались от привычной позиции по отно­шению к гипнозу, просто последний становился центром, сосредото­чением обсуждений и исследований, касающихся различных облас­тей знаний. Так, в своей диссертации по философии «Фрейдовская тема» Borch-Jacobsen подошел вплотную к проблеме взаимоотноше­ний гипноза и психоанализа. Он более систематизировано изложит этот вопрос в лекции «Гипноз в психоанализе» (1982). По мнению Borch-Jacobsen, противостояние гипноза и психоанализа не выдержи­вает критики, ибо в основе своей гипнотические отношения и перене­сение — это одно и то же (точка зрения, близкая к позиции Mannoni, утверждающего, что «перенесение это то, что остается от одержимо­сти», по типу связи между магнетизмом Месмера и гипнозом [Mannoni, 1980, р. 50].

Благодаря интересу философов к гипнозу были сделаны и дру­гие вклады в решение проблемы. В сборнике «Гипнозы» Borch-Jacobsen, Michaud и Nancy в хронологическом порядке представили разные тексты, касающиеся интерпретации данного феномена. На этих авторов оказала влияние доктрина Jacques Derrida, который непосредственно не занимался гипнозом, но придавал большое значение вопросу своих взаимоотношений с психоанализом. Он, по собственному признанию, уже давно относится с подозрением к

1 Из переписки Mannoni — Chertok (29.02.80 г.)

171

психоаналитическим институтам во Франции и за ее пределами, начиная с Фрейда, — одновременно «пресекать» гипноз и продол­жать тайно и постыдно им заниматься»'.

Ту же мысль о новом «безмолвном» введении развивают Moral i в статье «Психоанализ опять под гипнозом» и Bougnoux в своей диссертации «Круговое общение». Гипнозу посвящена также книга Gerard «Скрытые вещи с момента сотворения мира» (1978). Henry в «Генеологии психоанализа», критикуя бессознательное в понима­нии Фрейда, для подкрепления своей точки зрения ссылается на гипнотический феномен, тогда как у Фрейда бессознательное — это сознательное, не представленное в данный момент, но сохраняю­щее свою характерную структуру; «загипнотизированный не пред­ставляет ни другого, ни себя самого, так как он не представляет со­бою ничего;там, где он сейчас находится, нет никакого представле­ния» [Henry, 1989].

Внимание, проявленное философами к гипнозу, напоминает то значение, которое придавали ему в конце прошлого века Janet, Guyau, Tarde, Bergson.

Но уже в начале существования гипноза ( в виде животного магнетизма) на него постоянно ссылались такие великие мыслите­ли, как Biran, Fichte, Schelling, Schopenhauer.

В настоящее время возрождение гипноза отмечается и во мно­гих других областях научных исследований. Мы коснемся здесь лишь некоторых из них. Moscovici (1981) в работе «L'Age des foules», возвращаясь к проблеме, поднятой в 1921 г. Фрейдом в его «Психо­логии масс и анализе „я"», привел гипнотическое внушение «ос­новная модель социальных действий и реакций». Другой социолог — Morin видит в гипнозе «гордиев узел всякого познания, ключ к пониманию не только человеческого разума, но и, возможно, всего сущего на Земле»2. В одном из своих последних трудов он выдви­нул идею о том, что человек способен на глубокую умственную де­ятельность, источник которой находится в архаической сфере разу­ма. По его словам, эта деятельность проявляется и в гипнотическом внушении в виде некоего резонанса, возникающего под влиянием одного рассудка на другой [Morin, 1986, pp. 146-147].

' Из переписки Derrida — Chertok (04.09.84 г.). г Из переписки Morin — Chertok (13.08.82 г.)

172

Этнолог Heusch сравнивает феномен транса с гипнозом1, тог­да как социолог Lapassade, занимающийся также вопросами этно­логии, в своей работе «Видоизмененные состояния сознания» со­поставляет три вышеназванные понятия. Такие состояния, которые включают аналогичные психофизиологические процессы, оцени­ваются по-разному в зависимости от отношения к ним общества, где они наблюдаются. В тех обществах, которые обычно изучаются этнологами, одержимость рассматривается как нормальный фено­мен и в том случае, когда она возникает спонтанно, и тогда, когда она спровоцирована с лечебной целью; у нас же истерия, будь она также естественной или вызванной, воспринимается как патология, тогда как гипноз, несмотря на свою терапевтическую эффективность, все же окружен предрассудками.

С поэтической точки зрения Payet-Burin сравнивает роль речи в аристотелевском катарсисе и катарсисе Фрейда2; и в том, и в дру­гом она основывается на аффективной власти слов, о чем свиде­тельствуют внушение и гипноз. Но Аристотель и Фрейд придают этой власти лишь офаниченное значение. То, что заставляет перво­го связывать удовольствие, получаемое от трагедии, с интеллекту­альной, познавательной деятельностью, приводит второго к отказу от метода катарсиса и созданию психоанализа, основывающегося на когнитивном значении языка.

Работы, посвященные дофрейдовскому периоду развития гип­ноза, способствовали переоценке последнего и в области истории психотерапии. В 1971 г. в монографии «Животный магнетизм» Amadou собрал воедино и прокомментировал работы Месмера. Важная роль, которую сыфал последний, освещена в статье Peter и в работе Rausky (1977) «Месмер, или терапевтическая революция». Американский историк Darnton (1984) в своей книге «Конец про­свещения. Месмеризм и революция» показал связь месмеризма с событиями 1789 г. Отметим также появление в «Revue Francaise de Psychanalyse» статьи под названием «От чана Месмера к «чану» Фрейда», первой части исследования, посвященного «предыстории психоанализа». Его автор, Roussillon (1984), хотя и признает ориги­нальность психоанализа, тем не менее считает необходимым пере­местить его в ряду других психотерапевтических методов соответ­ственно его значимости.

1 Семинар на тему: «Гипноз, истерия, одержимость» (май, 1986 г.).

2 Семинар, состоявшийся в октябре 1988 г.

173

Применение гипноза, являющегося одновременно есте­ственным феноменом и излюбленным инструментом исследо­ваний, поднимает особую гносеологическую проблему, которой посвящена недавно опубликованная нами совместно с Stengers работа «Сердце и разум. История гипноза от Лавуазье до Лака­на» (1989). Известный с давних времен гипнотический фено­мен оказался, однако, исключенным из многих областей науч­ных исследований, что не способствует его дальнейшему изуче­нию. Речь идет прежде всего о выяснении мотивов такого ис­ключения. Затем мы показываем, что следует сделать, чтобы покончить с подобным положением, внедрить межотраслевую практику исследований, позволяющую осуществлять комплекс­ное изучение всего многообразия отношений, существующих в живой природе, на базе знаний, накопленных в биологии, пси­хологии, этнологии, этологии1.

Наибольшие результаты были достигнуты в области этоло­гии. Определенный интерес представляют работы двух этологов, одновременно являющихся психоаналитиками, Bowlby и Stern. Пер­вый автор особенно подчеркивает значение привязанности, кото­рая характеризует поведение как маленьких детей, так и детены­шей животных, инстинктивно ищущих у матери удовлетворения своей потребности в защите. Привязанность, удовлетворение чув­ства безопасности представляются не менее важными, чем удов­летворение голода или сексуальных потребностей. И хотя Bowlby не делает прямого сопоставления привязанности и гипноза, он до­пускает «возможность построения гипнотических отношений по модели отношения привязанности, что вовсе не кажется невероят­ным»2. Что же касается Stern, то в своей работе о развитии детей до периода освоения речи он показал, как голос, жесты, движения, прикосновения матери постоянно «сопровождают» ребенка, объе­диняют его с матерью, давая ему тем самым понять (т. е. внушая ему), что она разделяет его эмоциональную жизнь. Это внушение, по-видимому, играет первостепенную роль в формировании у ре­бенка ощущения своего «я». И хотя Stern также не делает ссылки на гипноз, ясно видно сходство между описанным им способом коммуникации, в которой обычное использование языка играет не­значительную роль, и индукцией гипноза.

1 В 1967 г. нами было уже организовано такое межотраслевое собрание [Chertok, 1969].

2 Из переписки Bowlby — Chertok (23.10.86 г.).

174

В своей работе «Сердце и разум» мы, кроме того, подчер­киваем, что гипноз вновь подвергает сомнению общепринятое деление наук на гуманитарные и естественные. Действительно, он устанавливает между гипнотизером и гипнотизируемым спе­цифическую связь, которая не сводится ни к чисто эксперимен­тальным отношениям, ни к отношениям двух индивидуумов, ха­рактеризующихся личностными особенностями, социальным и культурным сходством. Для выяснения данной проблемы мы попытались определить экспериментальный идеал, которым ру ководствовался Фрейд, отвергая гипноз, и показать последствия, к которым привела практическая неудача этого идеала, что Фрейд сам признал в 1937 г. в своей работе «Анализ, имеющий конец и бесконечный анализ». В этой связи мы подчеркиваем, что ак­цент, который ставится сегодня на сопереживании, выражает определенный (правда, пока подразумеваемый) возврат того, что Фрейд хотел исключить вместе с гипнозом и что в действитель­ности никогда не исчезало из аффективных отношений между аналитиком и его пациентом. Наконец, мы анализируем измене­ния, которые произошли со времен Фрейда, в мотивировке осуж­дения гипноза. В целом данная работа затрагивает основопола­гающую проблему, возникшую у истоков психотерапии, пробле­му, которую поднимал в свое время Ferenczi, стремясь устано­вить, что обусловливает изменения, происходящие в процессе лечения, какую роль в этом играют эмоциональность и созна­ние, «сердце и разум».

Психоаналитические институты — стражи догм

В то время как в различных областях науки, о которых мы говорили, отмечалось возрождение интереса к гипнозу, психо­аналитики предпочитали оставаться, так сказать, при своем мне­нии. Один из них, член Парижского психоаналитического обще­ства, не побоялся уверенно заявить в 1980 г. в France-Culture: «Гипноз мертв». Никакого сомнения в том, что его коллеги мог­ли бы лишь подтвердить эту констатацию смерти: Общество пси­хоаналитиков Парижа (SPP) и Общество психоаналитиков Фран­ции (SPF) выступают в качестве стражей догмы. Только эти два общества во Франции, признанные Международной ассоциаци­ей психоаналитиков, являясь последней инстанцией и служа ру­пором ортодоксальности, устанавливают всеобщие законы и вы-

175

носят вердикты. Поскольку гипноз объявлен ересью, вопрос о пе­ресмотре данного вердикта даже не ставится, и считать его «умер­шим», несмотря ни на что, остается для них лучшим способом из­бежать подобного искушения.

В обычной для них манере деятельности были приняты всевозможные предосторожности с целью защиты от «под­рывных» идей. Утверждение членов данных обществ являет­ся в этом отношении некоей суверенной акцией, тем более, что не принятые в них кандидаты никогда не получают пись­менного уведомления с мотивировкой отказа. Подобная прак­тика может лишь подталкивать претендентов к полному кон­формизму. Надо ли говорить, что нет ничего губительнее для свободы исследований и прогресса научных знаний.

Причину столь неблагоприятного положения дел Viderman (1980), занимающийся также вопросами дидакти­ческого анализа, усматривает в подготовке психоаналитиков, о чем он пишет в статье «Деформирующий механизм». Ав­тор, в частности, отмечает: «Общества психоаналитиков иг­рают пагубную роль, сковывая конформизмом живую мысль, которая гибнет, едва родившись, и, будучи не в состоянии спо­собствовать развитию умов, они расширяют институты, уве­личивают штаты, плодят инструкции и насаждают бюрокра­тию, несгибаемую и вредоносную, в лучшем случае — со­вершенно бесполезную». Однако он спрашивает: «...если бы Эйнштейн вынужден был жить в ситуации неприкосновен­ности теоретической физики Ньютона, смог ли бы он поко­лебать ее законы?» [Viderman 1980, р. 27, 37].

Такое суждение, прозвучавшее из уст одного из пэров, вызвало бурю протестов среди психоаналитиков. Вслед за этим некоторые из них, дабы продемонстрировать свою го­товность к изменениям и полную настроенность учитывать результаты, достигнутые в других областях науки, начали организовывать междисциплинарные коллоквиумы, куда при­глашались биологи, физики, математики, представители дру­гих областей знаний и где каждый делал сообщение о прове­дении собственных исследований. Однако эти «параллельные выступления», даже сопровождаемые кратким обменом мне­ниями, не смогли дать начало совместным исследованиям, ка­сающимся психоанализа, и тем самым способствовать изме­нению существующей доктрины.

176

Между тем некоторые аналитики пожелали пойти дальше и наладить сотрудничество со специалистами других отраслей. Так, Lebovici проводил в парижском округе вместе с группой психиат­ров, психологов, педиатров, гигиенистов раннего детского возрас­та исследования, посвященные развитию ранних взаимоотноше­ний матери и младенца, что позволило ему познакомиться, в част­ности, с работами Bowlby и Stern. По достоинству оценивая инте­рес, который они представляют, Lebovici отдает себе отчет в том, что во многих отношениях они ставят под сомнение теорию пси­хоанализа у детей. Bowlby, впрочем, категорически отвергает пос­леднюю. Stern, со своей стороны, не представляет, каким образом на фрейдовской модели можно описать опыт младенца, оперируя понятиями фантазмов и приписывая ему конфликты между этими фантазмами и реальностью. Для него речь идет о теоретической конструкции, используемой взрослыми, начиная с их собственно­го опыта, конструкции, которую опровергают наблюдения, сделан­ные без apriori. Отношения между матерью и младенцем, как уже отмечалось, весьма напоминают по своей сути гипнотические свя­зи, и можно полагать, что они отчасти сохраняются во взаимоот­ношениях взрослых, «фундаментально проявляясь», по словам Фрейда, феноменом внушения.

Однако Lebovici стремится прежде всего показать, что пси­хоаналитик, предпринимающий исследование ранних взаимодей­ствий, вовсе не обречен на растерянность. Его заключение с этой точки зрения представляется вполне успокаивающим. «Наблюде­ние и психоаналитическое понимание, — отмечает автор, — по­зволяют нам в определенной мере отождествлять себя с двумя парт­нерами, находящимися во взаимодействии, тем самым освобож­дая нас и давая возможность думать и говорить об этом, описывать это» [Lebovici, 1983, р. 368]. Следовательно, «ребенок как таковой может быть описан с помощью психоанализа». Во всяком случае любопытно, что в исследовании, представляющемся междисцип­линарным, делается подобное заключение, постулируются приви­легии если не аналитической теории, то по крайней мере аналити­ческого подхода.

16-raschyot-potrebnosti-semyan-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kursovoj-raboti-po-discipline-plodovodstvo-i.html
16-razvitie-promishlennosti-i-selskogo-hozyajstva-v-rossii-v-pervoj-polovine-hix-veka-bilet-16.html
16-rezervi-predstoyashih-rashodov-i-platezhej-107143-rossiya-g-moskva-ulica-permskaya-vladenie-informaciya-soderzhashayasya.html
16-roburzavoevatel-zhyul-vern.html
16-sanitarno-bitovie-pomesheniya.html
16-sentyabrya-2010-g-1230-1430-programma-ix-sezda-travmatologov-i-ortopedov-rossii-15-sentyabrya-2010-goda.html
  • textbook.largereferat.info/k-voprosu-ob-ispolzovanii-ikt-na-urokah-geometrii-gorodskaya-associaciya-uchitelej-matematiki.html
  • textbook.largereferat.info/kniga-pervaya-osnovi-astrologii-2-glava-avtor-beseduet-s-chitatelem-2.html
  • zadachi.largereferat.info/sovershenstovanie-informacionnih-potokov-predpriyatiya.html
  • notebook.largereferat.info/gosudarstvennoe-regulirovanie-i-samoregulirovanie-v-stroitelstve.html
  • kontrolnaya.largereferat.info/puskonaladochnie-raboti-predislovie.html
  • spur.largereferat.info/lekciya-3-mishlenie-i-ego-razvitie-v-detskom-vozraste-nashej-segodnyashnej-lekcii-problema-vospriyatiya-v-detskoj.html
  • report.largereferat.info/kniga-vtoraya-o-zakonah-vitekayushih-neposredstvenno-iz-prirodi-pravitelstva-o-duhe-zakonov.html
  • urok.largereferat.info/priema-uchastnikov-programmi-novgorodskoj-oblasti-po-okazaniyu-sodejstviya-dobrovolnomu-pereseleniyu-v-rossijskuyu-federaciyu-sootechestvennikov-prozhivayushih-za-rubezhom-na-2010-2012-godi.html
  • prepodavatel.largereferat.info/tihoe-dolgoe-krasnoe-zarevo-obraz-russkoj-zemli-v-slove-o-polku-igoreve-chtenie-naizust-otrivka-v-lyubom-stihotvornom.html
  • literature.largereferat.info/demografichaskaya-situaciya-v-ukraine-chast-3.html
  • bukva.largereferat.info/raschet-chastotnih-harakteristik-aktivnogo-filtra-vtorogo-poryadka-na-operacionnom-usilitele.html
  • abstract.largereferat.info/32-obosnovanie-resheniya-problemi-programmnimi-metodami-ob-utverzhdenii-dolgosrochnoj-celevoj-programmi-razvitie.html
  • abstract.largereferat.info/27-organizaciya-kak-sistema.html
  • uchit.largereferat.info/uchastie-v-realizacii-federalnih-federalnih-celevih-i-regionalnih-programm.html
  • prepodavatel.largereferat.info/tema-2-klassifikaciya-kadastrov-zarubezhnij-opit-vedeniya-kadastra-2-chasa.html
  • klass.largereferat.info/4vedomosti-obemov-rabot-razvitie-grazhdanskoj-morskoj-tehniki.html
  • learn.largereferat.info/glava-8-novaya-imperskaya-kancelyariya-vpotoke-izdanij-knig-o-tretem-rejhe-skromnie-vospominaniya-ministra-vooruzhenij.html
  • spur.largereferat.info/kurs-prokurorskogo-nadzora-boris-vasilevich-korobejnikov-stranica-24.html
  • predmet.largereferat.info/rmett-student-2016-zhili-auilsharuashilii-ilimdari-1.html
  • kontrolnaya.largereferat.info/rasskazov-s-d-stranica-30.html
  • institute.largereferat.info/glava-4-pupok-adama-rinudelman.html
  • thescience.largereferat.info/hv-organizaciya-ohrani-obshestvenogo-poryadka-zakonom-kamchatskoj-oblasti-ot-22-oktyabrya-2004g-224.html
  • vospitanie.largereferat.info/zlatoustovskij-kirpichnij-zavod-zkz-ooo-predpriyatiya.html
  • klass.largereferat.info/avtonomnaya-nekommercheskaya-organizaciya.html
  • doklad.largereferat.info/v-module-novie-professii-specifika-soderzhaniya-i-sposobi-prepodavaniya-elektivnih-kursov-po-obshestvennim.html
  • esse.largereferat.info/programma-raboti-po-ohranyaemim-rajonam-punkti-a-e-stati-8-145-stranica-11.html
  • klass.largereferat.info/41-normirovannaya-sluchajnaya-velichina-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-zaochnogo-obucheniya-specialnosti-0608-00.html
  • upbringing.largereferat.info/konstruktorsko-tehnologicheskoe-obespechenie-mashinostroitelnih-proizvodstv.html
  • literature.largereferat.info/bolshoj-vzriv-singulyarnost-v-moment-vozniknoveniya-vselennoj.html
  • shpargalka.largereferat.info/vospitanie-nravstvennih-chuvstv-ubezhdenij-eticheskogo-soznaniya-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-osnovnogo-obshego.html
  • urok.largereferat.info/poyasnitelnaya-zapiska-cel-meropriyatiya-proverit-usvoenie-materiala-po-fizike-proveryat-umenie-primenyat-znaniya-po-fizike-na-praktike.html
  • shpargalka.largereferat.info/vedomstvennaya-celevaya-programma-gosudarstvennaya-podderzhka-razvitiya-agropromishlennogo-kompleksa-tverskoj-oblasti-na-2010-2012-godi-rasporyaditel-byudzhetnih-sredstv-administrator-vcp.html
  • znaniya.largereferat.info/rabochaya-programma-syllabus-po-discipline-mirovaya-ekonomika-i-vneshneekonomicheskaya-deyatelnost-dlya-specialnosti-6n0510-gosudarstvennoe-i-mestnoe-upravlenie.html
  • literature.largereferat.info/chast-pyataya-vspominaem-osnovnie-principiilizdravij-smisl-ne-takoj-uzh-i-zdravij-ili-zastavte-nezavershyonnosti-ostavit-vas-v-pokoe.html
  • occupation.largereferat.info/nauchno-prakticheskoe-spravochnoe-posobie-sandzhi-kalyaevich-kalyaev-biobibliograficheskij-ukazatel-redaktor-eldishev-e-a-kompyuternij-nabor-stranica-31.html
  • © LargeReferat.info
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.